тэкно:///блог

Что стоит за отказом «Газпрома» от итальянского трубоукладчика «Турецкого потока»?

Пт, 10 Июль 2015 | 0:05 |

Saipem

«Расторжение контракта с Saipem произошло потому, что они стали выдвигать какие-то неадекватные условия, начали выкручивать руки Газпрому». Такими словами специалисты комментируют неожиданный разрыв российского газового монополиста с компанией, которая должна была укладывать трубы важнейшего для России проекта «Турецкий поток».

«Дочка» Газпрома South Stream Transport B.V. расторгла контракт с итальянской Saipem на строительство первой нитки морского участка газопровода «Турецкий поток». Документ с ней был подписан еще в рамках проекта «Южного потока». В мае контракт обновили. Однако договориться по многим рабочим и коммерческим вопросам в рамках «Турецкого потока» в итоге не удалось, объяснил Газпром.

Новость о расторжении контракта застала судно-трубоукладчик компании Saipem Саstro Sei в районе Анапы, куда оно прибыло 7 июля и ожидало начала строительства (правительство разрешило итальянским судам вход в территориальные воды РФ).

До этого стало известно, что Газпром приостановил с 1 июля работы по строительству восточной ветки газопровода «Южный коридор», который реализовывался также сначала в рамках «Южного потока», а теперь в рамках «Турецкого потока». Впрочем, строительство восточной ветки находилось в начальной стадии.

Интересно, что примерно в одно время с появлением информации об этих двух проблемах «Турецкого потока» от Владимира Путина прозвучало неожиданное поручение – решить вопрос сотрудничества с Украиной по транзиту российского газа после 2019 года, когда заканчивается транзитный контракт от 2009 года. До этого Газпром и Россия уверяли, что продлевать транзитный контракт с Украиной после 2019 года или подписывать новый не собираются, а Европа сможет получать российский газ только по «Турецкому потоку» в южном направлении (прокачка газа по «Северному потоку», естественно, сохраняется).

«Совокупность этих трех фактов говорит о том, что появились новые вводные данные, которые заставляют Газпром пересмотреть текущий план действий. Это может быть лишь попытка «политического шантажа», чтобы договориться о чем-то с Турцией, а может быть и более глобальной проблемой», – подозревает Алена Афанасьева, старший аналитик ГК Forex Club.

Однако замгендиректора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач уверен, что эти события не взаимосвязаны: «Все это отдельные процессы, которые имеют свою внутреннюю логику, хотя красиво называть это теорией заговора».

Заявление по Украине совершенно не означает изменения позиции России по украинскому транзиту. «Когда контракт истекает, стороны вступают в переговоры по инициативе той или иной стороны или по обоюдному согласию – продлевать контракт или нет. Это не происходит по-английски, втихаря. Нами было сказано, что мы проведем эти традиционные переговорные процедуры. Однако мы прекрасно понимаем, что продлить контракт на приемлемых для себя условиях невозможно, а значит, мы по-прежнему готовимся к тому, что контракт не будет продлен и транзита через Украину после 2019 года не будет», – объясняет Алексей Гривач.

При этом он удивляется тому, что вообще-то в сохранении транзита должна быть заинтересована прежде всего Украина, потому что она получатель доходов. Но никаких предложений о продлении контракта или о новых условиях от украинской стороны до сих пор не поступало.

Что касается приостановки строительства восточной нитки «Южного коридора» и разрыва контракта с важным подрядчиком «Турецкого потока», то этому есть логичные объяснения. И эти проблемы никак не означают отказа России от нового трубопроводного проекта, который позволит России после 2019 года полностью отказаться от транзитных услуг Украины.

Во-первых, в Газпроме уверили, что все другие работы по проекту «Турецкий поток» продолжаются. А расторжение контракта Газпрома с итальянским подрядчиком не повлияет на сроки строительства «Турецкого потока», уверил глава Минэнерго России Александр Новак. «Проект продолжает реализовываться. Мы продолжаем работать с нашими турецкими партнерами по согласованию межправсоглашений, – цитирует его ТАСС. – То есть это технический вопрос, который решают между собой Газпром и коммерческие организации». «Не установлены никакие сроки. Мы работаем в режиме «чем быстрее – тем лучше», – добавил он.

В ближайшее время Газпром начнет переговоры с другими потенциальными подрядчиками, которые вместо итальянцев начнут укладку первой нитки морской части «Турецкого потока». Сможет ли Газпром быстро найти замену итальянцам? «Найти нового подрядчика можно, но сложно, – считает Афанасьева. – Российских альтернатив нет, а в текущей политической обстановке не каждая компания Европы согласится идти на риск подписания долгосрочного контракта».

Компаний, которые строят под ключ такие проекты, в мире действительно не так много. Но они есть. «Подозреваю, что какие-то предварительные переговоры уже проводились, и интерес от потенциальных участников тендера уже есть», – не исключает Гривач. К примеру, швейцарская Allseas Group, которая должна была строить вторую нитку «Южного потока», – наиболее очевидная и вероятная компания, с которой Газпром будет вести переговоры.

«Я предполагаю, что расторжение контракта с Saipem произошло потому, что они стали выдвигать какие-то неадекватные условия, начали выкручивать руки Газпрому, пользуясь тем, что российская сторона заинтересована в быстром строительстве трубы. Москва решила искать более адекватного подрядчика», – рассуждает Алексей Гривач.

Почему Saipem себя так вел? «Причина может быть или в чрезмерной жадности подрядчика, который почувствовал себя незаменимым, либо был элемент политического давления, который присутствует во всех наших отношениях с партнерами сначала по «Южному», теперь и по «Турецкому потоку», – говорит собеседник. «Я не исключаю, что Saipem сделал это специально (предлагал неприемлемые условия – ред.), чтобы соскочить с этого проекта и не подвергаться политическим рискам. Ведь среди акционеров итальянской компании есть американские фонды, и на Eni, которая также является акционером Saipem, могло быть какое-то давление», – рассуждает эксперт из ФНЭБ.

В итоге Saipem лишился не только контракта на 2,4 млрд евро по «Турецкому потоку» (во столько оценивалось строительство двух ниток морской части еще в рамках «Южного потока»), но и возможности участвовать в строительстве третьей и четвертой веток «Северного потока». А это также миллиардные контракты. Первые две нитки «Северного потока» строил как раз Saipem.

Что касается «Южного коридора», то заморожено строительство только восточной части трубы, которое было в начальном состоянии. Это участок от компрессорной станции «Починки» в Новгородской области до станции «Русская» у берегов Черного моря (1625 км). Тогда как строительство западной части «Южного коридора» продолжается и находится в завершающей стадии. Западный маршрут идет из Воронежской области до станции «Русская». Общая стоимость «Южного коридора» оценивалась в 715 млрд рублей в ценах 2012 года.

Здесь сработала логика более оптимального расходования ресурсов и инвестиций. «Трубопровод на юг России изначально строился исходя из графика ввода «Южного потока». Поэтому темпы строительства «Южного коридора» были высокими, с запасом. Однако «Южный поток» заменили «Турецким» и, проанализировав ситуацию, поняли, что уже вложенных инвестиций в западную нитку «Южного коридора» хватит для того, чтобы запустить первую часть «Турецкого потока». Поэтому необходимости сейчас вкладывать в том же темпе в мощности «Южного коридора» на территории России нет. А поскольку лишних денег сейчас нет, но есть набор проектов, требующих немедленных вложений, то эти ресурсы были перераспределены», – поясняет Алексей Гривач.   :///

Источник

 

Читайте аналитические материалы, обзоры и последние новости нефтегазовой индустрии на сегодня, 05 Декабря, в нашей ленте и в наших группах в социальных сетях: Facebook, Одноклассники, ВКонтакте и Twitter

Рубрики: Новости, Трубопроводы | Темы: , , ,

О чём говорят в интернете