facebook
тэкно:///блог

Что ждет мировой нефтегазовый рынок после сделки с Ираном?

Ср, 15 Июль 2015 | 13:32 |

Iran

После долгих месяцев ожиданий и надежд Иран и «шестерка», наконец, пришли к соглашению по иранской ядерной программе. Это соглашение накладывает ограничения на возможности Ирана по разработке ядерного оружия в обмен на снятие санкций.

После того как прошло сообщение о достижении соглашения по ИЯП, цены на нефть немного снизились, однако рынки уже приняли во внимание это соглашение несколько недель назад, поэтому не было резкого обрушения цен, как предполагали многие, учитывая тот факт, что в течение следующего года значительные объемы иранской нефти выйдут на рынок.

Нефть WTI торговалась по цене $52 за баррель, а цена на Brent снизилась менее чем на 1% до $57,47 за баррель. После снижения цен, которое наблюдалось в течение последних двух недель и, вероятно, было связано с предстоящим заключением соглашения, рынки довольно спокойно отреагировали на вчерашнюю сделку по Ирану.

Но сколько нефти сможет Иран вывести на рынок и как быстро он это сделает?

Министр нефтяной промышленности Ирана Биджан Намдар Зангане полагает, что страна сможет вывести на рынок 500 тыс. баррелей сразу после того, как будут сняты санкции.

Вероятно, это слишком оптимистичный взгляд на ситуацию. Тем не менее высока вероятность того, что Иран сможет вывести на рынок от 500 тыс. до 1 млн баррелей в сутки в течение года после снятия санкций. Замминистра нефтяной промышленности Ирана заявил, что страна намерена увеличить экспорт нефти до 2,3 млн баррелей в сутки по сравнению с текущим уровнем в 1,2 млн баррелей в сутки.

Иран добивался расположения многих европейских нефтяных компаний, включая Total, Royal Dutch Shell и Eni.

Но фактически санкции останутся в силе, пока МАГАТЭ не объявит о том, что Иран соблюдает технические требования, которые изложены в соглашении.

А на это могут потребоваться месяцы, и только после этого санкции будут сняты. Представляется, что 15 декабря 2015 г. станет ключевой датой.

Пока это соглашение не функционирует в полной мере. Противники компромисса как в США, так и в Иране, могут стать препятствием для его реализации.

У американского конгресса есть 60 дней на то, чтобы рассмотреть соглашение и проголосовать. И если учитывать слухи о недовольстве в конгрессе, Барака Обаму ждут непростые времена. Некоторые представители Республиканской партии сделали довольно-таки враждебные заявления относительно соглашения по Ирану.

Тем не менее Обама пообещал наложить вето на любой закон, не поддерживающий соглашение.

В ежемесячном отчете ОПЕК за июль публикуются данные о том, что Саудовская Аравия превысила свои предыдущие рекорды по добыче нефти и достигла исторического максимума в почти 10,6 млн баррелей в сутки в июне.

Это означает увеличение добычи почти на 230 тыс. баррелей в сутки по сравнению с майскими показателями и почти на 1 млн баррелей в сутки по сравнению с IV кварталом 2014 г.

Другие страны-члены ОПЕК также не сдают позиции. Катар нарастил добычу на 22 тыс. баррелей в сутки в июне, Нигерия – на 75 тыс. баррелей в сутки, а Ирак – на 303 тыс. баррелей в сутки.

Саудовская Аравия по-прежнему делает ставки на увеличение своей доли рынка и возможности резко нарастить добычу на фоне переизбытка на рынке, а такой расклад вряд ли приведет к росту цен.

Есть предположения, что Саудовская Аравия в ближайшем будущем сможет нарастить добычу до 11 млн баррелей в сутки. Если ей удастся сделать это, то она станет первой страной, добившейся таких высоких показателей по добыче нефти после Советского Союза.

ОПЕК не считает проблемой резкое повышение добычи нефти в ближайшее время, так как, по оценкам организации, спрос на нефть также будет расти.

А вот МЭА придерживается иного мнения. В своем ежемесячном отчете МЭА прогнозирует, что спрос на нефть будет расти значительно медленнее — 1,2 млн баррелей в сутки к 2016 г. по сравнению с 1,4 млн баррелей в сутки в 2015 г. Согласно прогнозам агентства снижение цен на нефть продлится и в следующем году.

Ирак заявляет о значительном росте добычи, однако слабое политическое соглашение между Курдистаном и Багдадом, кажется, подошло к концу.

В соответствии с соглашением, достигнутым в прошлом году, полуавтономный регион будет экспортировать нефть при содействии центрального правительства, а в обмен на это иракское правительство предоставит Курдистану его долю национальных доходов.

Однако финансовые поступления в Курдистан прекратились, и Курдское региональное правительств не так давно заявило, что оно идет в обход иракского правительства. Курдистан добывает 700 тыс. баррелей в сутки и самостоятельно экспортирует нефть. Багдад заявляет, что эти экспортные поставки являются незаконными.

Иран и мировой рынок СПГ

Иран не производит СПГ, его терминал СПГ находится на стадии строительства и готов лишь на 50%. Иран планировал начать производство СПГ в 2010 г. Планируется, что этот проект возродится, после того как санкции будут сняты. И, вероятно, производство начнется лишь в 2018 г.

Вероятно, Иран увеличит расходы на нефтехимические и СПГ-проекты, однако это повлияет на рынки лишь через несколько лет, немедленного эффекта ожидать не стоит.

При этом, как отмечают аналитики, Ирану потребуется по меньшей мере $100 млрд, для того чтобы модернизировать свою газовую индустрию. При этом страна планирует нарастить добычу до 1,2 млрд куб. м в течение 5 лет по сравнению с 800 млн куб. м на настоящий момент.

«Цены на нефть живо реагируют на новости о возможном снятии санкций с Ирана. Логика проста: если с этой богатой углеводородами страны снимут санкции, то вскоре на рынке появятся дополнительные объёмы нефти, а потом и газа. Но я бы поостерёгся пользоваться такой простой логикой,» — предупреждает заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов.

«Сейчас все крупные нефтегазовые компании находятся на низком старте – они хотят получить доступ к новой ресурсной базе. Если западные компании промедлят, то иранские ресурсы застолбит КНР. При благоприятном для Ирана стечении обстоятельств эта страна сможет нарастить экспорт нефти примерно на 1-2 млн баррелей в сутки. Притом, по данным на 2014 год, Иран производит 3,6 млн баррелей в сутки, а потребляет 2 млн баррелей в сутки. Учитывая, что в прошлом году общемировое потребление составило порядка 92 млн баррелей в сутки и продолжает прирастать, эти объёмы не столь велики. Тем более, что эти 2 млн придут на рынок не завтра и даже не послезавтра. Я бы также не сбрасывал со счетов потенциал внутреннего рынка Ирана. Сейчас в этой стране порядка 3,5 млн автомобилей ездит на природном газе. Это позволяет автомобилистам и государству экономить, но такое огромное количество – это ещё и следствие недостатка перерабатывающих мощностей. Вполне вероятен сценарий, при котором внутренний рынок нефти Ирана к концу десятилетия вырастет на 1 млн баррелей в сутки», — прогнозирует Фролов.

Что касается России и последствий сделки для нее, то Фролов отмечает, что нашу страну должны больше интересовать не вопросы поставок иранской нефти, а вопросы поставок газа. Иран – вторая страна после России по запасам «голубого топлива». И именно она является наиболее реальным альтернативным поставщиком для ЕС.

«Ни СПГ, ни Нидерланды с Норвегией на такую роль не годятся,» — полагает он.

Если с этой страны полностью снимают санкции, и нет больше никаких политических препятствий для поставок газа в ЕС, то европейские проекты вроде «Южного газового коридора» обретают смысл и реальные перспективы развития, считает аналитик.

Но на иранский газ будет претендовать и Китай, в битве с которым у ЕС не очень много шансов, полагает он.

«Напомню, что Китай планирует к 2020 году увеличить потребление газа на 235 млрд куб. м (в 2014 году было 185 млрд куб м). Притом его интересуют надёжные поставки, поэтому он договаривается с Россией, берёт под контроль Туркмению и сотрудничает с Ираном. Хотя сам Иран из-за своего «дружелюбного окружения» не является самым привлекательным из возможных поставщиков», — отмечает Фролов.

При этом аналитик не разделяет всеобщего оптимизма по поводу снятия санкций с Ирана.

«Иран — вовсе не «страна в вакууме». У него есть соседи, есть интересы в регионе и есть экономический потенциал, который позволяет ему эти интересы продвигать. Соседи Ирана мало того, что враждебно к нему настроены, так ещё и в массе своей являются союзниками США в регионе. Оставим за скобками, насколько самим Штатам интересно обрушение цен на нефть. Но давайте представим себя на месте Саудовской Аравии, которой её главным геополитическим партнёром подаётся однозначный сигнал, что партнёр решил пересмотреть правила игры в регионе и увеличить экономическую мощь важного противника Саудовской Аравии. Вполне показательна и реакция Израиля – руководство этой страны осудило снятие санкций с Ирана. Представим теперь, что Иран сможет не только поставлять нефть, газ и продукты их переработки на мировой рынок, но и беспрепятственно закупать оружие. Как долго его соседи будут выжидать, как долго будут мириться с ростом его экономической мощи (а потенциал этой страны очень велик)? Полагаю, что конфликты в Йемене и Сирии окажутся лишь крохотными предвестниками грядущих потрясений в регионе. А вслед за этими потрясениями цены на нефть пойдут вверх», — полагает он.  :///

Источник

 

Читайте аналитические материалы, обзоры и последние новости нефтегазовой индустрии на сегодня, 07 Декабря, в нашей ленте и в наших группах в социальных сетях: Facebook, Одноклассники, ВКонтакте и Twitter

Рубрики: В мире, Новости | Темы: , , ,

О чём говорят в интернете