facebook
тэкно:///блог

На какую долю иранского нефтегазового пирога может претендовать Россия?

Вт, 17 Ноябрь 2015 | 18:32 |

iranneft

Ожидаемое снятие санкций с Ирана обострило борьбу международного бизнеса за рынок одной из крупнейших мировых нефтяных держав. Корпорации стремятся застолбить место под солнцем еще до отмены торговых ограничений. Для восстановления различных отраслей экономики этой страны потребуются вливания на сумму до 500 миллиардов долларов. На какую часть этого пирога сможет претендовать Россия?

Слетелись на Иран

Снятие нефтяных и финансовых санкций с Ирана, которые могут быть отменены уже в первом квартале 2016 года, открывает для мировых корпораций массу возможностей: от увеличения поставок оборудования, материалов и техники до участия в разведке углеводородов. По словам российского федерального чиновника, как только перспективы отмены санкций приобрели реальные очертания, в республику зачастили делегации из разных стран. Деловые встречи и переговоры идут практически в ежедневном режиме. «В Тегеране все гостиницы заполнены — это факт. Интерес к иранскому рынку огромный: его проявляют Германия, Италия, Австрия и многие другие, включая США», — рассказал он.

Иран входит в тройку держав с самыми большими запасами нефти и газа — 18 процентов и 9,4 процента от мировых запасов соответственно. Исламская Республика Иран (ИРИ) является одним из наиболее технологически развитых государств региона и занимает 18-е место в мире по размеру ВВП, рассчитанному по паритету покупательской способности, — 1,284 миллиарда долларов (данные МВФ на 2014 год).

Старший научный сотрудник Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока РАН Владимир Сажин считает, что российские компании после отмены санкций могут побороться за тендеры во многих сферах — от участия в модернизации железнодорожной и энергетической инфраструктуры до космических программ Ирана. Профессор Сажин отмечает, что бизнес «со всех уголков планеты устремился в Иран еще в прошлом году», когда только зародилась надежда на решение иранской ядерной проблемы. «В настоящее время практически все страны ЕС уже направили не одну делегацию в Тегеран, чтобы решать будущее торгово-экономических отношений», — говорит эксперт. По его словам, после отмены санкций Ирану потребуются огромные инвестиции практически во все отрасли экономики на сумму до 500 миллиардов долларов. Он подчеркивает, что по итогам 2013-2015 годов Россия имела «мизерные» объемы торговли с Ираном — 1-1,7 миллиарда долларов.

Очевидно, что Россия будет участвовать в проектах, где имеет передовой опыт, — атомной энергетике, разведке и добыче углеводородов. «Росатом» займется строительством третьего и четвертого энергоблоков АЭС «Бушер», первый блок мощностью 1000 мегаватт и оценочной стоимостью 1 миллиард долларов был передан заказчику в сентябре 2013-го.

«Зарубежнефть» и «Роснефть» намерены участвовать в тендере на разработку месторождения углеводородов Шангуле с запасами в 2 миллиарда баррелей, писали «Ведомости». Участие «Зарубежнефти» подтверждал министр энергетики России Александр Новак, в «Роснефти» этот вопрос не комментируют (на запросы «Ленты.ру» в компаниях не ответили). До введения санкций против Ирана геологоразведку там вел «Лукойл» совместно с норвежской Statoil.

Электро-газовый Клондайк

По итогам российско-иранской межправкомиссии 12 ноября Новак говорил, что Россия намерена довести объем взаимной торговли до 10 миллиардов долларов в год. В частности, Россельхознадзор включил 25 иранских предприятий в реестр поставщиков сельхозпродукции. Иран, в свою очередь, парафировал часть контракта по электрификации железных дорог на сумму 860 миллионов долларов из общего пакета в 5-6 миллиардов. В целом, по словам Новака, страны обсуждают «большой перечень проектов по транспорту общей стоимостью более 25 миллиардов долларов». У России хорошие шансы поучаствовать в модернизации иранской энергосистемы, полагает Сажин. Это подтверждают первые крупные контракты на ремонт иранских ТЭС, подписанные «Технопромэкспортом» (ТПЭ, входит в «Ростех»). Представитель «Ростеха» уточнил, что речь идет о строительстве двух новых электростанций по 2300 мегаватт, а также модернизации и реконструкции уже построенных ТЭС. ТПЭ будет работать на условиях ЕРСF-подряда: контракта со связанным финансированием, включающим разработку ТЭО, проектирование и строительство под ключ. Общая стоимость работ составляет 4,8 миллиарда долларов.

Есть и другие проекты, интересные российским компаниям. Руководством Ирана инициирована проработка программы развития национальной газовой промышленности, чтобы повысить газоэкспортный потенциал и увеличить потребление газа. По данным Минпромторга России, до 2020 года планируется строительство нескольких крупных магистральных газопроводов национальной газораспределительной системы IGAT общей протяженностью 4500 километров. Для этих проектов потребуется более 3 миллионов тонн труб большого диаметра, и в России есть желающие их поставить. В частности, Челябинский трубопрокатный завод (ЧТПЗ) ведет переговоры с курирующими данные проекты Министерством нефти Ирана и нефтегазовым холдингом National Iranian Oil Company о поставке труб, а также магистрального и нефтедобывающего оборудования, отмечают в министерстве. Кроме того, в рамках проектов освоения месторождения Южный Парс Иран будет импортировать OCTG (трубы для нефтяного сектора), нефтегазопроводные трубы и нефтедобывающее оборудование. В ЧТПЗ отмечают, что Иран «традиционно являлся одним из крупнейших государств-импортеров продукции компании», до введения санкций годовой объем экспорта ЧТПЗ в эту страну достигал 30 тысяч тонн труб. После принятия эмбарго в 2012 году поставки значительно упали, но когда ограничения будут сняты, ЧТПЗ рассчитывает восстановить объемы. «Северсталь» (компания владеет Ижорским трубным заводом) также осуществляет поставки в Иран и в перспективе рассматривает возможность увеличения объемов.

Иранцы также намерены вкладывать в модернизацию горно-металлургических предприятий (программа принята в 2013 года): мощности заводов по выплавке стали должны быть увеличены с 15,6 миллиона тонн в 2013-м до 55 миллионов тонн к 2025 году. Но в этой области уже плотно сотрудничают с иранцами китайцы и европейцы. Металлургическое оборудование поставляют немецкий концерн SMS Demag AG, немецко-финский Lurgi/Outotec, итальянские Danieli и Tenova, китайские China Metallurgical Group и Zhengzhou Taida Mining and Metallurgical Equipment. «В ожидании снятия ограничений на торговлю с Ираном западноевропейские компании начали проявлять большую активность к работе с иранскими заказчиками», — отмечают в Минпромторге. В 2013-2014 годах были подписаны новые контракты на строительство объектов в горно-металлургической отрасли итальянскими, немецкими и австрийскими инжиниринговыми и машиностроительными корпорациями. При этом крупнейшим поставщиком нефтегазового оборудования, а равно и покупателем иранской нефти, остается Китай.

Чиновничий заслон

«Санкции санкциями, но если сейчас не подготовить будущие сделки, то [после отмены ограничений] про многие вещи уже можно будет забыть», — уверен Каламанов. Он добавляет, что иранская сторона очень внимательно оценивает соотношение цена-качество, поэтому борьба с крупными международными корпорациями предстоит нешуточная.

Кроме конкуренции со стороны крупных европейских и азиатских компаний, российскому бизнесу придется преодолевать административные барьеры и чиновничью волокиту с обеих сторон, предупреждает профессор Сажин. Эксперт добавляет, что, помимо колоссальных денежных вливаний, экономика постсанкционного Ирана будет остро нуждаться в современных технологиях. В этом вопросе ИРИ, прежде всего, будет ориентироваться на Западную Европу и развитые азиатские страны (Китай и Японию), с которыми России в текущих экономических условиях будет непросто конкурировать.  :///

Читать полностью

 

Читайте аналитические материалы, обзоры и последние новости нефтегазовой индустрии на сегодня, 09 Декабря, в нашей ленте и в наших группах в социальных сетях: Facebook, Одноклассники, ВКонтакте и Twitter

Рубрики: Аналитика, Новости | Темы: , , ,

О чём говорят в интернете