facebook
тэкно:///блог

Кто больше потеряет от вероятного торгового эмбарго — Россия или Турция?

Пт, 27 Ноябрь 2015 | 17:14 |

Ros-Tur_embargo

Инцидент с российским военным самолетом Су-24 приведет к частичной, а возможно, и полной, приостановке торгово-экономических контактов между Россией и Турцией. Нашим туристам уже рекомендовано воздержаться от поездок на турецкие курорты, призыву вняли туроператоры. Взаимная торговля уже де-факто заблокирована: российская таможня приступила к полному досмотру всех грузов, направляемых как внутрь страны, так и за ее пределы. В верхах уже заговорили о приостановке всех совместных инвестиционных проектов, в том числе таких стратегически важных, как «Турецкий поток»…

Что будет, если российские ответные меры на агрессию ВВС Турции против нашего бомбардировщика в Сирии будут тотальными и затронут все сферы экономики? Что случится, если ответ Турции на наш ответ будет полностью симметричным? И кто из двух государств потеряет больше от обнуления экономических связей?

Торговля

Чистое сальдо внешней торговли между двумя странами явно в пользу России. По данным Евразийской экономической комиссии, импорт РФ из Турции за первые девять месяцев 2015 года составил 3,06 млрд долларов, экспорт из РФ в Турцию — 15 млрд долларов. То есть от обнуления этого баланса мы потеряем больше. А уменьшение положительного внешнеторгового сальдо — это, извините, прямое снижение ВВП.

Если разбираться в двусторонней коммерции постатейно, то ситуация выглядит не так удручающе. В российском экспорте в Турцию из обозначенных 15 млрд долларов 2,8 млрд занимают нефть и нефтепродукты, 1,77 млрд — лом черных металлов, полуфабрикаты и прокат из нелегированной стали, 835 млн — медь и алюминий, 543 млн — уголь, 362 млн — пшеница, 324 млн — подсолнечное масло, 163 млн — удобрения, 101 млн — железная руда. А есть ведь еще и газ, стоимостные данные по которому не раскрываются. Если взять средний за год объем газпромовских поставок в Турцию по трубопроводу «Голубой поток» (около 16 млрд кубометров) и умножить на самую что ни на есть усредненную цену российского «голубого топлива», должно получиться никак не меньше 4 млрд долларов в год.

Очевидно, что сразу отказаться от продажи углеводородов в Турцию Россия не захочет — это стало бы самонаказанием. Да и не сможет: поставки газа, например, закреплены долгосрочными контрактами, которые попробуй нарушь. Поэтому выручку от торговли газом и нефтью трогать не будем и из вероятного расклада исключим.

Гораздо больнее придется отечественным сталеварам. Эксперты пришли к выводу, что сильнее всех пострадает группа ММК (Магнитогорский металлургический комбинат) Виктора Рашникова. Турция — один из крупнейших рынков черных металлов для России, отмечают аналитики инвестбанка Barclay’s. За январь — октябрь текущего года более 6% стали, произведенной в РФ, было отправлено в Турцию, а крупнейший экспортер — как раз ММК. В свою очередь у «Магнитки» на Турцию приходится 9% продаж. Правда, риск для российской группы компаний может быть частично компенсирован тем фактом, что у нее в Турции есть собственный завод — ММК Metalurji производительностью 2,3 млн тонн в год.

Отметим, что ГК «Металлоинвест» российского миллиардера Алишера Усманова тоже поставляет продукцию в Турцию, традиционно называя ее основной страной-потребителем на Ближнем Востоке.

Теперь потянем с другого конца. Крупнейшие статьи российского импорта из Турции — томаты (281,3 млн долларов за 9 месяцев), автомобильные комплектующие (136,1 млн), цитрусовые (134,9 млн), абрикосы, вишня, черешня, персики, сливы и прочие фрукты-ягоды (94,4 млн), женская текстильная одежда (74,9 млн), виноград (69,2 млн), легковые автомобили (53,4 млн), трикотаж (50,4 млн), кожаная обувь (42,8 млн).

Что касается автопрома, то его к ограничению импорта турецких комплектующих подтолкнул сам кризис. Вполне естественным путем. На фоне резкого снижения спроса мощности автозаводов и так недозагружены, а в декабре-январе многие производители с облегчением отправят работников в «традиционные корпоративные отпуска». Поэтому общий тон комментариев в отрасли таков: «за ситуацией следим, но сильно огорчаться не станем».

А вот с продовольственным импортом все несколько хуже. Аграрные производители из других стран вряд ли очень скоро компенсируют нам ежегодные турецкие 360 тыс тонн томатов, 250 тыс тонн цитрусовых, 100 с лишним тыс тонн винограда, около 80 тыс тонн абрикосов, персиков и слив, а также айву, финики, инжир, авокадо, фейхоа, перец, имбирь, крахмал, приправы и проч. Кое-что из перечисленного в случае «ответа на ответ» с полок российских магазинов все-таки начнет исчезать. Впрочем, проблема дефицита не имеет прямого отношения к теме экономического воздействия на агрессора. Турецким сельхозэкспортерам от потери российского рынка станет больно, местами — очень.

Но и их российские коллеги тоже пострадают. Не забудем о российском зерновом экспорте. Министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев на неделе выразил уверенность, что если Турция прекратит закупать российскую пшеницу, то рынки сбыта немедля будут найдены — к примеру, Китай. Однако крупнейший в стране порт Новороссийск (крупнейший он именно за счет транспортировки зерна в обоих направлениях) в китайском экспорте уже участвовать не будет. Особенно тяжко придется «Новороссийскому комбинату хлебопродуктов» — основному терминалу по перевалке зерна на турецком направлении, который на свою беду собрался проводить первичное размещение акций…

В цифрах потери России от взаимного торгового эмбарго выглядят весомее. Однако не надо забывать про туризм. Турция ежегодно получала от приезда россиян на каникулы, по оценкам экспертов, порядка 10 млрд долларов. Потерять эти доходы для Анкары значительно больнее, чем рынки сбыта кураги и помидоров.

И все же не стоит забывать про неизбежное в случае введения «ограничений» сокращение нашего положительного сальдо и спад ВВП.

Инвестиции

Накануне министр экономического развития Алексей Улюкаев сказал, что под действие закона «О специальных экономических мерах» (от 30.12.2006), если он будет применен в отношении Турции, попадают оба совместных мегапроекта — газопровод «Турецкий поток» и АЭС «Аккую». И если «Турецкому потоку» политики и эксперты с обеих сторон еще оставляют какие-то проценты на выживание (газ — в конце концов, материя тонкая, можно сказать, невидимая), то строительство атомной станции в государстве, публично обвиненном в пособничестве террористам, представляется уже с трудом. Поэтому проект «Аккую», в который Россия уже вложила около 3 млрд долларов, оказался под гигантским вопросом.

А ведь президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган еще в октябре напоминал России про строительство АЭС и призывал — будто знал! — «действовать внимательнее» в сирийском вопросе. Свои философские рассуждения на тему турецкий лидер заключил так:

«Если русские не построят АЭС «Аккую», ее придут и построят другие».

Кстати, тому в истории мы тьму примеров знаем. Вот свежайший: Россия достраивала иранскую АЭС «Бушер» за немцами, правда, спустя несколько десятилетий.

Как бы то ни было, но потери РФ от заморозки этого проекта будут немалыми. Только в этому году Росатом получил 50 млрд рублей госсубсидий на строительство «Аккую». А в прошлом году субсидия составила 22,5 млрд рублей. В целом стоимость сооружения станции оценивается примерно в 22 млрд долларов. При этом не надо забывать, что станция в Турции строится по схеме BOO (build-own-operate — «строй-владей-эксплуатируй»), когда владельцем зарубежной АЭС выступает российская сторона. В Росатоме от комментариев по вопросу возможной приостановки проекта пока воздерживаются.

У Турции в России тоже есть свои мегапроекты, преимущественно строительные. Так, турецкие Renaissance Construction и «Ямата Эндюстрийел Прожелер» в прошлом году заключили договоры подряда в рамках крупнейшего на сегодня проекта СИБУРа — строительства нефтехимического комбината «Запсибнефтехим» («ЗапСиб-2») в Тобольске. Стоимость контрактов турецких подрядчиков — 1 млрд и 500 млн долларов соответственно.

Та же «Ренессанс Констракшн» чуть менее года назад договорилась с РФПИ (Российским фондом прямых инвестиций) о совместных вложениях в строительство торговых центров, медицинских учреждений, транспортной инфраструктуры и коммерческой недвижимости. Стороны были готовы инвестировать вскладчину порядка 400-500 млн долларов, но до конкретных проектов дело не дошло и теперь уже точно дойдет не скоро.

Конечно, все строительные проекты с участием турок в России в целом сопоставимы по цене с «Турецким потоком» и АЭС «Аккую». Однако в случае с турецкими инвестициями речь, как правило, идет о запланированных вложениях будущих периодов. Тогда как в два российских энергетических мегапроекта наши госкорпорации уже вложили определенные средства. И немалые…  :///

 

Читайте аналитические материалы, обзоры и последние новости нефтегазовой индустрии на сегодня, 08 Декабря, в нашей ленте и в наших группах в социальных сетях: Facebook, Одноклассники, ВКонтакте и Twitter

Рубрики: Аналитика, Новости | Темы: , , , , ,

О чём говорят в интернете