тэкно:///блог

Есть ли шанс у туркменского газа составить конкуренцию российскому в Европе?

Вс, 4 Сентябрь 2016 | 10:08 |

Gazoprovod

На этой неделе многие зарубежные и российские СМИ освещали визит президента Туркмении Гурбангулы Бердымухамедова в Германию, где тот попытался обсудить с Евросоюзом перспективы поставок туркменского газа в Европу.

«Туркменистан обсуждает планы продаж газа в страны ЕС», — заявил туркменский президент 29 августа по итогам переговоров с немецким канцлером Германии Ангелой Меркель, отметив, что Туркмения заинтересована в подобных поставках.

Правда, стоит отметить, что Туркмения заинтересована в экспорте своего газа в Европу уже достаточно давно: еще в рамках с треском провалившегося проекта «Набукко» был даже построен газопровод до Каспийского моря, однако в итоге дело застопорилось.

И вот теперь, учитывая изменение настроений европейских элит, которые неустанно твердят о диверсификации энергетических поставок в Европу, которая, по их мнению, слишком сильно зависит в этом плане от России, туркменский лидер почувствовал запах перемен, который донесся и до его владений. Поэтому и отправился в Европу прощупывать почву, а чтобы сделать свой визит более весомым — поехал сразу в Германию, которая является негласным лидером ЕС.

Так есть ли шансы у Туркмении потеснить Россию на газовом рынке Европы?

По мнению ведущего эксперта Фонда национальной энергетической безопасности Игоря Юшкова, Туркмения, после отказа «Газпрома» закупать у нее газ, пытается найти на перспективу новый рынок сбыта своего «голубого топлива».

«Мотивы «Газпрома» понятны: потребление его газа на внутреннем российском рынке сокращается в связи с тем, что конкуренцию компании составляют НОВАТЭК и «Роснефть». И хотя Европа сейчас несколько увеличила закупки, но то, что освобождается на внутреннем рынке, на внешние полностью пристроить не получается. Поэтому «Газпром», скорее всего, в этом году покажет очередной антирекорд общей добычи», — отмечает Юшков.

Действительно, туркменский газ составляет конкуренцию российскому, но на самом деле в настоящее время один из основных покупателей туркменского газа является Китай. Иран — почти не в счет, поскольку платит туркменам за газ бартером, а китайцы — живыми деньгами. И хотя Бердымухамедов хочет избавиться от полной зависимость от КНР в этом вопросе, но сделать это ему будет весьма трудно. Так, туркмены заявили, что готовы принять участие в строительстве газопровода ТАПИ, который будет транспортировать туркменский газ на очень перспективный рынок Индии. Но беда состоит в том, что сколь бы Туркмения не предлагала своего газа этой стране, но в реальности его туда поставить она даже в отдаленной перспективе, похоже, не сможет, так как газовая магистраль должна пройти через раздираемый войной Афганистан, где безопасность газопровода никто не гарантирует — ни сейчас, ни в отдаленной перспективе. Нет такого рода гарантий — нет и инвесторов. С этим вопросом все ясно.

Поэтому Бердымухамедов размышляет о новых вариантах: например, возвращается к идее прокладки газопровода «Набукко» через Каспийское море. Но и здесь, как говорится, затыка: на этом направлении Туркмения может встретить активное противодействие не столько со стороны России, сколько со стороны Ирана, который сам не прочь поставлять газ в Европу после отмены международных санкций. Поэтому крупный конкурент Ирану не нужен, и поэтому ИР всячески будет тянуть с решением вопроса по статусу Каспия. А без подводной трубы через это море Туркмении в Европу не пробраться.

Пока же Ашхабад лишь прощупывать почву: не получится ли у него заполучить союзника в лице ЕС в своем стремлении построить газопровод в Европу.

Может быть, Бердымухамедов рассчитывает на то, что ЕС объединит свои усилия с США в вопросе лоббирования этого проекта? А заодно туркмены покажут и индусам, и китайцам, что они ищут новые рынки сбыта, — и это сделает партнеров более сговорчивыми по целому ряду вопросов. Хотя это у туркменского президента едва ли получится, поскольку США раньше хоть и активно продвигали «Набукко», но с того момента, как говорится, много газа утекло — причем не только из Туркмении.

В действительности США, которые сами хотят занять определенную нишу в Европе со своим сжиженным газом, на туркменские интересы по большому счету наплевать. Более того, они были бы не прочь, чтобы туркмены со своим газом вообще ушли с мирового рынка. Тем самым США насолили бы Китаю, который ощутит «газовый голод». Случись это, цены на газ на мировом рынке начнут расти, что сделает выгодными поставки из США в Европу. Поэтому сегодня американцы вообще стремятся «заворачивать» все газовые проекты в Европе и активно навязывают европейцам свой газ. Недавний визит в Европу вице-президента США Джо Байдена красноречиво говорит об этом. Наверное, не было ни одной его встречи, где он бы не называл «очень плохим» любой российский проект, не нахваливая при этом американский сжиженный газ.

Поэтому Бердымухамедов и ищет новые пути в Европу, однако старые идеи уже могут не сработать: прежде всего потому, что ситуация с ценами на газ в Европе изменилась, цены стали существенно ниже, что делает вложения в любой многомиллиардный проект весьма спорными — инвестиции будут окупаться очень долго. Да и нет пока никаких свободных 30 млрд кубометров газа в год у Туркмении, которые страна может реально предложить Европе.

Реальнее для Туркмении выглядит более скромный вариант поставок газа в Европу, который позволил бы поставлять «голубое топливо» с туркменских месторождений Каспия в уже существующую внутреннюю и экспортную системы Азербайджана, соединив офшорные системы обеих стран, которые расположены по разным берегам моря на расстоянии примерно 300 километров друг от друга.

Но как обычно бывает в такого рода проектах, сторонам придется преодолеть немало препятствий и в этом направлении, хотя в итоге Туркмения, скорее всего, выиграет от соединения с газовой инфраструктурой Азербайджана. А Баку, в свою очередь, использует часть туркменского газа для внутреннего потребления, а большую часть своего газа с месторождения Шах-Дениз направит в Турцию, а затем далее по «Южному газовому коридору» в Европу. Тогда часть туркменского газа все же имеет шанс попасть на европейские рынки.

Возможно, именно поэтому Бердымухамедов и посетил Берлин, где и выражал надежду на то, что Германия, «как уважаемый и авторитетный член ЕС, поддержит этот процесс».  :///

 

Читайте аналитические материалы, обзоры и последние новости нефтегазовой индустрии на сегодня, 04 Декабря, в нашей ленте и в наших группах в социальных сетях: Facebook, Одноклассники, ВКонтакте и Twitter

Рубрики: Новости | Темы: , , ,

О чём говорят в интернете