тэкно:///блог

Европейские энергокомпании знают, зачем нужно бороться за «Северный поток-2»

Сб, 8 Октябрь 2016 | 12:31 |

Ujni Potok 1

Почему европейские энергетики поддерживают «Северный поток-2», а европейские политики — нет, рассуждает Александр Фролов,  замгендиректора Института национальной энергетики.

Напряженность между Москвой с одной стороны и Брюсселем  нарастает, однако европейские партнеры «Газпрома» призывают к сотрудничеству с Россией в энергетической сфере и все громче говорят о положительном эффекте, который принесет Европе строительство «Северного потока-2»  — по сути, близнеца уже действующего газопровода «Северный поток-1».

Пока в «Северном потоке» европейским бюрократам, которые чутко реагируют на всевозможные политические коллизии, не нравится в этом проекте практически все. Они опасаются и за Украину, которая недополучит российские деньги за транзит, и за Европу, которая становится слишком зависимой от российских энергоносителей, также они усматривают в проекте и финансовые проблемы – мол, деньги будут выброшены на ветер. Но крупнейшие европейские энергетические компании, похоже, не намерены отступать и готовы приложить все усилия, чтобы проект «Северный поток-2» был реализован.

«Главная претензия к «Северному потоку-2» — якобы избыточная мощность. И зарубежные, и некоторые российские эксперты отмечают, что «Газпром» не использует на 100% уже имеющиеся маршруты поставок. Зачем в такой ситуации строить новые мощности?» — говорит Фролов., отмечая, что формально в этом рассуждении есть своя логика.

По украинскому маршруту в 2019 году было прокачано порядка 70 млрд кубометров российского газа, а по «Северному потоку» лишь 39 млрд кубов. На полную мощность задействовано лишь белорусское направление и «Голубой поток». Номинально избыток газа по итогам 2015 года был более 65 млрд кубометров. «Зачем нужны еще 55 млрд?» — задаются вопросом поборники энергоэффективности.

«Ответ на этот вопрос кроется на территории Украины. Еще в прошлом десятилетии шли переговоры, предметом которых было будущее украинской «трубы». «Труба» старела. А денег у юного украинского государства не хватало не только на модернизацию, но и на текущий ремонт», — говорит Фролов, отмечая, что «Газпром» и его клиентов в Европе ситуация явно не устраивала, поскольку в какой-то момент поставки по украинской ГТС могли взять и прерваться.

Европа и Россия в свое время, еще до известных событий 2014 года, предлагали различные варианты своего участия в модернизации украинской газотранспортной системы, однако Украина ухватилась за свою «трубу» мертвыми клещами, не желая выпускать ее из государственной собственности. Между тема Россия и Европа вкладывать деньги в чужое имущество без возможности контролировать их использование не желали – особенно учитывая вороватость украинских газовых функционеров.

В общем, тогдашние переговоры были сорваны, а российский газовый холдинг со временем решил, что дешевле и надежнее все-таки построить обходные пути поставок российского газа в Европу. Сначала был реализован «Северный поток» с участием европейских компании – они-то лучше всех понимали суть происходящего.

И тут Украина, президентом которой тогда был Виктор Янукович, еще не имевший клейма «тирана украинского народа», вдруг спохватилась – начала подсчитывать, сколько нужно денег на модернизацию ГТС.  Но всяк считал по-своему, хотя в итоге экспертная оценка на тот момент составила порядка 7 млрд долларов. Это те деньги, которые нужно было вложить, чтобы украинская ГТС могла исправно функционировать.

«Этих денег у Украины не нашлось. Не нашлось и желающих взять на себя затраты. Для сравнения: инвестиции в две нитки «Северного потока» составили 7,4 млрд евро. При том что контроль над этим газопроводом находится в руках поставщика газа и его покупателей. Без каких-либо транзитеров», — отмечает Фролов.

Логика проекта «Южный поток»  была примерно такой же – ежегодная мощность четырех ниток магистральной «трубы»  должна была составить 63 млрд кубометров. Если бы «Северный поток» и «Южный поток» использовались бы на всю мощность, то нужда в украинском транзите отпала. Но реализовать «Южный поток» не дали Брюссель и Вашингтон, однако проект трансформировался в «Турецкий поток», который затем был заморожен.

Вернулись к нему только этим летом, когда потеплели отношения России и Турции. Но еще в прошлом году стало понятно, что специфика «Турецкого потока» и позиция Евросоюза вынуждает реализовать этот проект в половину запланированной мощности. Две нитки вместо четырех ранее намеченных. Одна — для Турции, вторая — для балканских стран.

Поэтому и возникла необходимость в строительстве другого газопровода — «Северный поток-2», его стали обсуждать еще с началом возведения первой очереди, поскольку было очевидно, что в среднесрочной перспективе Украина не сможет обеспечить бесперебойный транзит российского газа в Европу, собственная добыча в которой снижается из года в год, а поставки сжиженного газа оказываются более затратными.

По мнению Фролова, европейские энергокомпании отлично понимают сложившуюся ситуацию — и пока западные СМИ (больше по политическим мотивам) критикуют «Северный поток-2», они делают все, чтобы проект был реализован. После отказа Польши дать зеленый свет «Северному потоку-2» участникам проекта придется договориться о новой модели его реализации. Возможно, она позволит свести усилия его противников на нет – в противном случае европейские страны могут столкнуться с недостатком «голубого топлива» уже через несколько лет, особенно если изменится в лучшую сторону экономическая конъюнктура.  :///

 

Читайте аналитические материалы, обзоры и последние новости нефтегазовой индустрии на сегодня, 04 Декабря, в нашей ленте и в наших группах в социальных сетях: Facebook, Одноклассники, ВКонтакте и Twitter

Рубрики: Аналитика, Новости | Темы: , , ,

О чём говорят в интернете