facebook
тэкно:///блог

Глобальная битва за газ началась

Вс, 7 Декабрь 2014 | 11:23 |
Medved
Популярный публицист Алексей Анпилогов размышляет о предстоящей схватке за мировой газовый рынок, один из сценариев которой реализуется уже сегодня.
С точки зрения географии подход западных стран по созданию удобной для них мировой модели разобран вот тут, а в плане контроля над потоками энергии я постарался максимально определить и разобрать картинку тайной эксплуатации мировых ресурсов Западом вот здесь.

Картинка эта проста, как паренная репа и говорит о следующем: Запад успешно использует до сих пор в своём противостоянии с третьим миром и остатками второго мира (а это — мы с вами) одну и ту же успешную стратегию: разделяй, блокируй и властвуй.

В классическую формулу римского господства сегодня включён ещё один параметр: блокировка любых упреждающих действий противника. Почему я считаю, что классическая римская формула сегодня дополнена? Я, в общем-то, разбирал уже этот вопрос в своей давней статье. Рим сам по себе был громадным блоком, находясь в центре тогдашней цивилизационной Ойкумены:


«Римское озеро» Средиземного моря, которое было тогдашним Мировым Океаном, начиная с I века нашей эры всецело принадлежало Риму, а римские дороги органично дополняли возможности Рима по манипулированию торговыми потоками. И так продолжалось вплоть до прихода арабов и турок, которые начали оспаривать у осколков Рима монополию на средиземноморскую торговлю.
И вот тут уже тогдашнему Западу пришлось активно искать возможности по возврату мирового господства. И выплёскивать себя во внешний мир, колонизируя обе Америки, Африку и Австралию.

Не сдалась Западу тогда только Россия и Азия. Потому что там всегда умели делать кентавров.
Злых кентавров, которые могли отбиться на своей бескрайней суше от подлых средиземноморских пиратов и от жуликоватых среднеземноморских торговцев, которые всегда были не прочь сменить мошну честного купца на ятаган пирата-рабовладельца — только представилась бы им удобная возможность.

И сегодня расклад в мировом противостоянии не изменился ни на йоту. Потому что, как ни крути, а география — это судьба.
И снова, как и всегда: Запад против Востока. И снова Россия — посередине.

21

В наступающем глобальном противостоянии — а это противостояние США (и коллективного Запада в целом) и Китая, ослабевшей, но не захваченной России отведена роль карточного Джокера. В полном согласии с блокадной доктриной Маккиндера-Спайкмена-Мэхема — США и их сателлиты (а это Япония и ЕС) блокируют Китай от мировых ресурсов, пытаясь оставить за собой контроль над богатствами Африки, Австралии и обеих Америк.

«Кольцо анаконды», призванное блокировать Китай, уже практически замкнуто с южной и восточной стороны китайской сферы влияния — Южная Корея, Япония, базы на островах Окинава, Гуам, Диего-Гарсия, союзная США Австралия и вечная боль китайцев, Тайвань — надёжно запирают Китай в рамках его восточноазиатской клетки. Попытки Китая прорвать блокаду через территории Бирмы и Пакистана — это не более, чем половинчатые решения, которые не дают Дракону никаких стратегических преимуществ, решая сугубо оперативные задачи.

И вот тут оказывается, что в рамках прорыва блокады путь решения проблем Китая в глобальном противостоянии с США и Западным миром находится именно на севере. В России. В восточной Евразии сейчас, после того, как там за последние 70 лет возникли целых четыре ядерных державы (Россия, Китай, Индия и Пакистан) — наблюдается «равновесие силы». Пусть Индия и Пакистан, Индия и Китай не сильно любят друг друга, но вариант открытой войны между ними сегодня гораздо более невероятен, нежели в 1950-е годы, когда такого равновесия силы ещё не было.

Я не испытываю иллюзий и касательно открытой войны между США и Россией: в настоящий момент времени такая «горячая» война между двумя странами невозможна, так как сразу же выльется во взаимный обмен ядерными ударами. Да и не будут США воевать с Россией. Их цель — Китай. И его претензии на мировое лидерство.

Главная цель нового глобального противостояния — ресурсы. Первая мировая война по праву названа войной угля и пара, Вторую мировую войну можно назвать войной за нефть. Третью мировую (холодную) во многом определял так пока и «не взлетевший» атом, а Третья мировая (горячая), судя по всему, может произойти из-за за газ. И за пути его транспортировки.

Вот некая абстрактная картина того, что произойдёт с глобальным газовым рынком в промежутке всего лишь 20 лет:

Major-global-gas-trade-flows

Новый азиатский Дракон, Китай — будет вынужден закупать природный газ практически отовсюду. В топку китайской экономики, на сегодняшний день критически зависимой от быстро истощающихся запасов китайского каменного угля, будет брошено всё: и метан угольных пластов Австралии, и сжиженный газ Катара и Ирана, и сланцевый экспорт США. Что интересно — глядя на первую карту, уже можно понять, что Китаю в этом случае будет несладко: практически весь этот природный газ поставляется морем, мимо узловых пунктов того самого «Кольца Анаконды», которое незримо контролирует всю мировую торговлю Китая.

И возникни у США завтра любые претензии к китайской политике (а особенно — в болевых точках китайской «жемчужной нити», к которой относится и злополучный Гонконг, где недавно пытались разжечь «зонтичный майдан») — у американцев возникает уникальная возможность закрыть любые поставки газа в Поднебесную.

И вот тут как раз и играет для Китая упомянутый российский Джокер. На сегодняшний день российский Джокер может сыграть сразу в трёх направлениях. Это газопроводы «Алтай» и «Сила Сибири» и СПГ-проект «Ямал». Официальный газовый контракт для строящейся «Силы Сибири» составляет 38 млрд. м3 в год, хотя сам газопровод имеет большую пропускную возможность — 61 млрд кубометров в год. Параметры проектируемого «Алтая» пока официально не оглашены, но его мощность задекларирована, как «минимум вдвое увеличивающая экспорт России в Китай». Значит, речь может идти о ещё 38-40 млрд кубометров в год. Причём, в отличии от «Силы Сибири», этот газ будет уже идти с месторождений Западной Сибири, которые до сих пор питали Украину, Белоруссию, Турцию и страны Европы.

И, наконец, «Ямал СПГ». Это — уникальный проект ледового СПГ-терминала, который в своей работе пока будет опираться на Южно-Тамбейское газовое месторождение (запасы 907 мдрд кубометров). Мощность СПГ-завода «Ямала» заявлена на уровне 16,5 млн. тонн СПГ в год, из которых изначально на долю гарантированных поставок в Китай приходилось 3 млн. тонн СПГ в год.
На сегодняшний день китайская компания CNODC уже владеет 20% акций «Ямал-СПГ» и принципиально всё-таки имеет право «первой ночи» в распределении дополнительных объёмов СПГ. СПГ с Ямала будет доставляться двумя путями: либо до европейского порта Зебрюгге, либо с перевалкой на Дальнем Востоке России.

yamal-lng
Перевалка в Зебрюгге или в планируемом терминале в Беринговом море необходима для того, чтобы разгрузить от лишней работы танкеры-газовозы ледового класса, которые в этом случае заняты гораздо более напряжённой навигацией в сложной ледовой обстановке Северного Ледовитого океана.

Помножив тонны ямалского СПГ на коэффициент перевода 1,38 мы получим, что Китай, в перспективе 3-5 лет может получать дополнительно к газопроводам, ещё от 4 до 23 млрд. м3 природного газа через северный и южный маршруты СПГ. Южный (зимний) маршрут доставки СПГ тоже, в общем-то, уязвим для «Кольца Анаконды», а вот за северный маршрут проходящий вдоль побережья российской Камчатки, мимо российских же Курил — можно быть немного спокойнее. И не говорите мне, что второй корабль-вертолётоносец типа «Мистраль» называется «Владивосток». И так всё понимаю.

Если сложить все три цифры, то общий объём экспорта России в Китай может составить до 100 млрд. м3 природного газа в год.
Зачем Китаю столько природного газа из России?
Вот ответ:

enebur3

Это — прогноз EIA по росту потребления природного газа в Китае — это вот отсюда.

За последующие 5 лет потребление природного газа в Китае вырастет более, чем втрое — с 147 млрд. м3 в год до почти 500 млрд. м3 в год. Этот рост должны обеспечить дополнительные морские поставки СПГ объёмом до 90 млрд. м3 (привет, «Кольцо Анаконды») и интенсификация собственной добычи газа в континентальном Китае.

С собственной добычей газа в Китае у EIA, как и в случае с  США, вся надежда на китайские сланцы — из них планируют дополнительно выжать, наряду с продолжением освоения традиционных месторождений природного газа, без малого 178 млрд. м3 газа в год. Подчёркиваю — в перспективе всего лишь 5 лет.
Чем же задаётся такой экспоненциальный рост потребления газа?
С одной стороны Китай продолжает быструю урбанизацию населения, для которой ему по-прежнему нужны ресурсы, но, в то же время, с другой стороны — уже в перспективе 10 лет (в районе 2025 года) Китай столкнётся с пиком производства каменного угля, которое сейчас уже вышло на уровень около 4 млрд. тонн угля в год. Кроме того, начиная с 2008 года, Китай уже вынуждено импортирует уголь всё возрастающими темпами:

Эти 4 млрд. тонн угля (в грубом пересчёте это где-то 4000 млрд. м3 природного газа в год) обеспечивают сегодня почти 70% от производства первичной энергии в Китае:

На пике производства угля, если у Китая всё пойдёт так, как задумано, китайцы смогут рассчитывать на ежегодное производство 5,1-5,3 млрд. тонн угля. Что будет соответствовать производству энергии, эквивалентной 5 100 — 5 300 млрд. м3 природного газа в год.
Таким образом, только по углю, на протяжении последующих десяти лет, Китаю надо обеспечить производство дополнительного эквивалента энергии, соответствующего 1 100 — 1 300 млрд. м3 природного газа.

Что произойдёт, если вдруг данный план не будет выполнен хотя бы на 5% по каким-либо объективным причинам? Напомню, что сам по себе увеличивающийся импорт угля Китаем уже говорит о том, что «китайский угольный паровоз» буксует — и не может обеспечивать те темпы экономического роста и урбанизации населения, что взяты Китаем в его мировой гонке. 5% недопроизводства угля в год — это, нарастающим итогом за десять лет — 55-65 млрд. м3 природного газа для замещения данных непроизведенных количеств. Плюс — «Кольцо Анаконды», которое легко может заблокировать поставку ещё 90-110 млрд. м3 природного газа, который будет плыть в Китай через подконтрольные США проливы.Плюс — рост производства из сланцев, который тоже надо обеспечить «несмотря на» и «вопреки», да ещё и с импортом части технологий и оборудования из тех же США и других стран Запада. А там ещё без малого 178 млрд. м3 газа в год. Плюс — собственный, доморощенный китайский пик угля в районе 2025 года.

Поэтому — российский Джокер и его «лишние» 100 млрд. м3 природного газа в год безумно важны для Дракона, который уже вовсю готовится к будущей схватке за мировое господство с Белоголовым Орланом. Безумно важны, поскольку энергетическая ставка даже для простого инерционного пути развития для Китая уже почти что вдвое выше. И судя по событиям на Украине — Медведю в этот раз опять не дадут спокойно отлежаться в его берлоге…   :///

Читайте аналитические материалы, обзоры и последние новости нефтегазовой индустрии на сегодня, 09 Декабря, в нашей ленте и в наших группах в социальных сетях: Facebook, Одноклассники, ВКонтакте и Twitter

Рубрики: Аналитика, Новости | Темы: , , ,

О чём говорят в интернете