тэкно:///блог

Глава «Газпром нефти»: 100 долларов за баррель нефти никуда не денутся

Пн, 29 Июнь 2015 | 14:25 |

Dukov Gazpromneft

Производственные и финансовые показатели «Газпром нефти» изменились в лучшую сторону. Были лишь некоторые проблемы, связанные с доступом на рынок капитала, но и они сегодня уже преодолены. Инвестиционных ресурсов также достаточно: процесс вложения в будущую добычу ни в коем случае прекращать нельзя. Это четко понимают нефтяники, а вот что должно сделать государство, чтобы темпы добычи не снижались? Интервью генерального директора компании «Газпром нефть» Александра Дюкова.

Производственные и финансовые показатели «Газпром нефти» изменились в лучшую сторону. Были некоторые проблемы, связанные с доступом на рынок капитала, но и они уже преодолены. Интервью генерального директора компании «Газпром нефть» Александра Дюкова.

Год назад, когда мы обсуждали текущую ситуацию, компании инвесторы планировали завершить текущие контракты, боялись строить долгосрочные планы с российскими, с российским бизнесом. Что на сегодняшний день? Можно сказать, что вы уже строите планы на 5-7 лет и дальше?

— Мы строим планы с нашими зарубежными партнерами и на 5, на 7, на 10 и на 15 лет. Но опять же это касается тех областей сотрудничества, которых не касаются санкции.

Что для вас в санкциях становится самым, остается самым чувствительным? Доступ на рынок капитала, доступ к технологиям?

— Что касается доступа к технологиям, я просто могу сказать о том, что наши производственные показатели изменились только в лучшую сторону. Что в прошлом году, что в этом году мы увеличили добычу нефти и добычу углеводородов, мы нарастили объемы переработки. И, в принципе, улучшаются наши финансовые показатели. Выросла операционная прибыль, выручка, нарастили чистую прибыль в этом году. Мы не сокращаем нашу инвестиционную программу. Мы в этом году проинвестируем больше, чем в прошлом году. Есть, были некоторые проблемы, которые были связаны с доступом на рынок капитала. Но что касается 2015 года, мы обеспечили себя в наших потребностях по финансированию на этот год.

— А дальше? Где вы видите возможности для финансирования, для кредитования?

— Ну, как я и говорил, это прежде всего наши собственные средства. Мы с каждым годом работаем все лучше, и растет наш собственный поток денежный, который мы генерируем. С другой стороны, мы сейчас более активно работаем на внутреннем рынке заимствований. Ну и, конечно, азиатские рынки. В ближайшее время мы планируем закрыть ряд сделок по привлечению финансирования с азиатских рынков.

Азиатские рынки вы рассматриваете для себя. Вы видите перспективы?

— Мы не только рассматриваем, мы уже работаем, ведем переговоры. Я уверен, что в ближайшее время мы закроем первые сделки по привлечению финансирования из азиатских рынков.

— Возвращаясь к вопросу о технологиях, есть ли у вас необходимость воспользоваться возможностями импортозамещения? Отечественная промышленность может вам предложить что-то аналогичное тому, что предлагают западные партнеры, западные компании в сфере работы на шельфе и так далее.

— Ну что касается импортозамещения, мы уделяли всегда особое внимание импортозамещению даже до санкций. Потому что для нас более удобно работать с поставщиком, который находится рядом. Это и возможность соответственно контакта более плотного. Это более низкие издержки, это отсутствие импортных пошлин. Если говорить о санкциях, безусловно, мы вынуждены были эту работу активизировать. Я хочу сказать, что за время работы, за время санкций не было ни одной ситуации, когда наш производственный цикл и процесс пострадал, и мы вынуждены были остановить какое-то из наших производств даже на секунду. Да, возникали определенные сложности, но мы их оперативно решали. И я хочу сказать, что наша наука, наши институты, наша промышленность имеют значительный потенциал. И в этом сотрудничестве мы очень быстро, оперативно находили решение. И заказывали, размещали заказы на то оборудование, запасные части, которые были нам нужны. В том числе и для шельфа. И соответственно наши предприятия быстро, оперативно производили качественное оборудование и запасные части, которые были аналогами, и абсолютно были не хуже…

— И не уступали по качеству?

— Не уступали по качеству и были дешевле по цене.

Очень оптимистично, потому что многие ваши коллеги как раз говорят, что есть оборудование, которое российские компании не в состоянии произвести при всем желании.

— Надо просто более активно взаимодействовать с нашей наукой, с нашими институтами, с нашими производителями.

60% запасов, структурированных запасов российской нефти сейчас уже относится к так называемым трудноизвлекаемым запасам. Нефть становится добывать все труднее, а это значит, для того чтобы нефтяники эффективно работали, необходимы определенные государственные преференции, государственные, государственные льготы. На чем бы вы хотели сконцентрироваться, какие задачи вы бы поставили перед государством, чего бы вы хотели?

— Об этом мы говорим уже очень давно. Было принято много точечных решений, которые позволили нам ввести в разработку и в эксплуатацию ряд запасов, которые были некоммерческими. Но таким универсальным решением, конечно, должен стать налог на финансовый результат. Вот он позволит по крайней мере, по нашим оценкам, 60-70% запасов, которые находятся сейчас на балансах компаний, но не являются коммерческими, из-за экономики, ввести в разработку и начать добычу.

Особое внимание сейчас приковано к американскому рынку нефти. Все следят за снижением количества буровых и ожидают окончания сланцевого бума. Какие прогнозы даете вы, как вы это учитываете в стратегии развития компании?

— Вы правильно сказали, сейчас идет процесс снижения количества буровых, которые задействованы в работе со сланцевой нефтью. И этот процесс пока находится в динамике. Поэтому все мы ждем, что через какое-то время просто должна произойти стабилизация спроса и предложения. И цена должна выйти на некий равновесный уровень. Это будет уровень, при котором предложение в добыче этой сланцевой нефти станет стабильной. Я надеюсь, что уровень этих цен будет в районе 75-80 долларов, и я надеюсь, что в течение года цены вернутся на этот уровень. Это важно не только для производителя, это важно прежде всего для потребителей. Потому что низкие цены — это недостаточные инвестиции сейчас. Для того чтобы обеспечить достаточную добычу через 5-10 лет, нужно инвестировать уже сейчас. Мало того, мы видим, что повышается энергоэффективность, но все равно спрос продолжает расти. Более того, каждый год выбывает естественным путем из эксплуатации, выбывают мощности добычи порядка 4 млн баррелей в сутки, их нужно замещать. А для того чтобы замещать, нужно инвестировать. Поэтому, чем ниже цены сейчас, тем меньше инвестиций, чем меньше инвестиций, тем выше вероятность наступления той ситуации, когда мы будем иметь недостаточное предложение. Это может привести к тому, что цены пробьют уровень и 100, и 110 долларов, что, в принципе, не нужно никому. И прежде всего потребителям. Но долгосрочно, я уверен, что цена, она никуда не денется, она вернется к уровню 100 долларов за баррель.

— Вы учитываете волатильность на рынке и какая сейчас цена на нефть заложена в ваших программах? Какая цена позволяет компании стабильно развиваться?

— Что касается цены на нефть в этом году, мы исходим из того, что цена на нефть будет в диапазоне 55-60 долларов за баррель. Это позволяет нам реализовать нашу инвестиционную программу. В принципе, это как раз специфика российской нефтяной отрасли. Для нефтяных компаний России не так важно, цена на нефть 50 или 100 долларов за баррель. Это специфика нашей налоговой системы, с одной стороны. С другой стороны, есть определенное хеджирование, более низкая цена, соответственно чуть дороже доллар. И поскольку мы экспортно ориентированная отрасль, это позволяет нам сохранять наши финансовые показатели и иметь в наши в наличие достаточные инвестиционные ресурсы.

— Ну и последнее: какой динамики ждете на рынке бензина? На рынке авиамоторного топлива?

— Если говорить о цене на бензин, то цена на бензин зависит от спроса и предложения. Наши цены уже давно привязаны и зависят от мировых цен. Ну и также там немаловажный фактор — это акцизы, экспортные пошлины. До этого мы находились в ситуации, когда объем предложения превышал спрос. И поэтому цена была ниже экспортного паритета. Я не знаю, скажет это что-то слушателям или нет. Но сейчас в период роста сезонного спроса соответственно спрос вырос, и цена просто должна вернуться на этот уровень экспортного паритета. Поэтому, может быть, небольшой рост цены и будет. Но в целом, если дальше не будет изменений в акцизах, в цене на нефть в курсе рубля, она должна стабилизироваться.

Источник

Читайте аналитические материалы, обзоры и последние новости нефтегазовой индустрии на сегодня, 06 Декабря, в нашей ленте и в наших группах в социальных сетях: Facebook, Одноклассники, ВКонтакте и Twitter

Рубрики: Аналитика, Новости | Темы: , , , ,

О чём говорят в интернете