тэкно:///блог

Жители Европы платят за газ меньше, чем россияне

Вс, 6 Сентябрь 2015 | 15:13 |

Gaz 1

Жители Европы платят за наш газ заметно меньше, чем вынуждены платить россияне.

Так, например, в августе цены на газ для британских домохозяйств снизились примерно на 5%. Такая щедрость газового гиганта British Gas позволит 7 млн потребителей экономить в среднем по 35 фунтов (около 3100-3200 рублей) ежемесячно. Что примечательно, это уже второе понижение цен за последние полгода.

Как пояснил управляющий директор компании Марк Ходжес, конечная стоимость энергии для потребителя складывается из множества факторов: одни увеличивают цену, а другие ее понижают. Также, по словам топ-менеджера, уменьшение цен — это закономерное следствие снижения затрат относительно показателей, заложенных в прогноз на 2015 и 2016 годы. Интересно, что это происходит именно в Великобритании, являющейся одним из пяти крупнейших потребителей российского газа в Европе. В то же время в РФ, стране с крупнейшими в мире запасами газа, потребители привыкли к тому, что цены на «голубое топливо», электроэнергию и все остальные товары идут только вверх.

Цены в режиме реального времени

Почему снижение цен на наше топливо никак не отражается на российском потребителе, а дарит «скидку» лишь иностранцам, вопрос давний и сложный. «Газовый рынок Великобритании полностью либерализован, — поясняет ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. — Там действительно конечная стоимость для населения зависит от рыночной стоимости. В этом есть свои плюсы. В частности, когда цены на нефть упали, следом пошли и цены на газ. Поэтому теперь мы видим, что конечный покупатель газа в Великобритании получает пониженные ставки».

Но период низких цен наступил совсем недавно, а на протяжении многих лет цены на нефть шли вверх. За ними же следовала и стоимость газа. Поэтому и цены для британцев росли. Более того, рынок у них настолько либерален, что там нет четко установленных долгосрочных тарифов. Современные счетчики в Британии показывают потребителю, сколько стоит газ в данный момент, и человек сам уже определяет, покупать ему топливо или нет. В морозные зимние дни в Британии фиксируется повышенный отбор газа, а с ростом спроса начинается и рост цен, причем буквально в режиме реального времени. И британские пенсионеры, видя, в конце концов, что не могут позволить себе газ, даже несмотря на морозы, просто выключают отопление — со всеми вытекающими последствиями.

Неэффективные монополисты

Российская система тарифов имеет другие проблемы. Главная из них — логика, которой руководствуются бизнесмены и надзорные органы. «Компании важно продемонстрировать регулятору — Федеральной службе по тарифам — что ее затраты крайне велики и нынешний тариф не позволяет окупить все расходы, — поясняет Игорь Юшков. — Соответственно, регулятор идет навстречу и увеличивает тариф на следующий период, например, на год. И так каждый раз. Главное для компании — получить средства в свое распоряжение, а дальше она с ними разберется. Тот же механизм работает и в бюджете всех организаций и ведомств: нужно заявить множество планов, а потом активно тратить деньги. Если не потратишь, в следующем году не получишь. Такова реальность».

В результате внутренней политики, ориентированной на планы крупнейших монополистов, в России не существует рынка природного газа. Внутренние цены «Газпрома» для бытовых потребителей регулируются государством, а промышленные предприятия лишь изредка имеют возможность покупать газ на коммерческой основе у не связанных с «Газпромом» структур. «К сожалению, «Газпром» тратит огромные средства на инвестиции в гигантские инфраструктурные проекты, которые не имеют никаких шансов на окупаемость и затеваются подчас просто для того, чтобы дать возможность «распилить» бюджет нескольким «дружественным» подрядчикам, — отмечает партнер Rusenergy Михаил Крутихин. — Как показывает опыт, издержки «Газпром» контролировать не в состоянии: расходы на строительство газопроводов вдвое или даже втрое превышают стоимость аналогичных проектов в других частях мира. В условиях столь неэффективного и затратного управления нельзя ожидать, что внутренние тарифы на газ, а следом за ними и на электроэнергию пойдут вниз вслед за мировой ценой энергоносителей».

«Траты «Газпрома» не совсем прозрачны, — соглашается Игорь Юшков, — хотя формально компания и соблюдает все конкурсные процедуры. Но есть возможности для маневра. Например, при заказе труб можно выставить крупный лот, то есть попросить такой объем, чтобы ни один завод в одиночку не смог выполнить заказ. И в таком тендере выиграет компания-трейдер, которая сама ничего не производит, но сможет распределить заказ между предприятиями».

В подобной ситуации не приходится сомневаться в том, что даже при падении цен на газ на мировых рынках тарифы в РФ будут расти. Компании станут заявлять какие угодно траты. А сейчас выбор велик. Они могут сказать, что ставки кредитов выросли из-за кризиса (это действительно так), что импортное оборудование подскочило в цене из-за девальвации рубля (и это правда), и, безусловно, усматривают железную логику в том, что повышать тарифы надо на величину инфляции. В 2015 году итоговая инфляция ожидается на уровне 15%.

Скидки не пройдут

Идея предоставления скидок на газ для России не нова. Например, начав терять долю на внутреннем рынке в борьбе с независимыми производителями, «Газпром» инициировал изменения в законодательство, дающие ему право предоставлять скидки на газ от цен, установленных ФСТ. Однако он столкнулся с сопротивлением Федеральной антимонопольной службы, продвигающей биржевую торговлю газом. Позиция ФАС заключается в том, что при наличии биржевой площадки механизм скидок не нужен. На данный момент вопрос продолжает находиться на рассмотрении в правительстве РФ. Однако в данном примере речь идет лишь о крупных промышленных потребителях.

«В том, что касается цен для населения, то на этом рынке «Газпром» является полным монополистом. Более того, с падением цен на внешних рынках внутренний рынок (в частности, рынок снабжения населения, цены для которого давно вышли на уровень безубыточности поставок) служит для «Газпрома» определенной «подушкой безопасности» на случай снижения прибыли от экспорта. А значит, никаких стимулов для предоставления скидок он просто не имеет», — рассуждает Аркадий Шафран, эксперт-аналитик департамента исследований ТЭК Института проблем естественных монополий.

Надзор или конкуренция?

По мнению Шафрана, развитие конкуренции и уменьшение цен на оптовом рынке может способствовать и снижению (или более медленному росту) цен на газ для домохозяйств. Дело в том, что, согласно методическим указаниям ФСТ, средняя розничная, то есть установленная для физлиц цена на газ, действующая на территории отдельного субъекта РФ, складывается из двух значений: оптовой цены и так называемой региональной составляющей. В большинстве случаев оптовая цена — это цена, установленная ФСТ. Однако если на какой-либо территории действуют какие-либо договорные оптовые цены на газ, не подлежащие госрегулированию, то для расчетов используется средневзвешенное значение региональных и федеральных оптовых тарифов. А значит, чем ниже оптовые цены в регионе, тем ниже будут и цены для населения.

Но пока это реализуется в единичных случаях. В подавляющем числе регионов соответствующих условий, как и конкурентов для монополиста, не было и нет. А значит, мечты о «рыночном» механизме снижения цен — это лишь мечты. Государственное регулирование было бы намного эффективнее, но, как уже было сказано, регуляторы ориентируются, скорее, на интересы бизнеса, нежели чем на нужды населения.

Что касается контроля издержек монополистов и повышения эффективности их расходов, в ближайшее время должен заработать механизм технологического и ценового аудита инвестпрограмм. Как рассказал Шафран, этот механизм позволит навести порядок хотя бы в инвестиционных затратах крупнейших госкомпаний.

Но руководитель аналитического отдела Grand Capital Сергей Козловский считает, что никакие аудиты не приведут к снижению цен на энергоресурсы в нашей стране: «Сколько бы ни стоил газ, нефть и прочие товары на мировых рынках, нас ожидает лишь рост, максимум временная остановка роста и стабилизация цен. И дело даже не в раздутых инвестпрограммах «Газпрома» или его качественной или не очень программе повышения эффективности. Дело в самом отношении к потребителям, особенно со стороны естественных монополий».

Действительно, проверить на целесообразность инвестпрограмму — дело, можно сказать, плевое. Совсем другое — взять под надзор операционные, то есть ежедневные и ежесекундные расходы компаний, сейчас практически никак не отслеживающиеся. А ведь это миллионные потоки денег в неизвестных направлениях. Но механизм такого надзора еще не придумали, а если и придумали, то явно не собираются вводить в ближайшее время. Между тем он крайне не помешал бы всем российским госкомпаниям, особенно тем, которые работают с населением — «Газпрому», «Россетям», РЖД.  :///

Источник

 

Читайте аналитические материалы, обзоры и последние новости нефтегазовой индустрии на сегодня, 07 Декабря, в нашей ленте и в наших группах в социальных сетях: Facebook, Одноклассники, ВКонтакте и Twitter

Рубрики: В мире, Новости | Темы: , , ,

О чём говорят в интернете