facebook
тэкно:///блог

Если вдруг восстанет весь Донбасс…

Пт, 8 Август 2014 | 17:36 |

Donbass

Если не хватает храбрости, сил и умения победить настоящего противника, то почему бы не сорвать свою бессильную злобу на беззащитном священнике? Видимо, так рассудили те, кто на блокпосте вблизи города Амвросиевка Донецкой области устроил расправу над тамошним благочинным округа протоиереем Евгением Подгорным.

Отец Евгений не раз проезжал этот блокпост, где его, что называется, уже узнавали в лицо. Однако 30 июля ему неожиданно устроили «полный шмон», после чего отвели в сторону, связали и принялись избивать. Сорвали крест, оскорбляли, называли вражеским лазутчиком и корректировщиком. Затем поехали нему домой, устроили обыск, «отжали» деньги и автомобиль, угрожали расправиться с женой и сыном. И лишь набежавшие на шум верующие старушки спасли своего батюшку от мученической смерти.

Война, террористы, уголовники — скажете вы. Однако в том-то и дело, что всё это устроили не какие-то там боевики-сепаратисты, а солдаты правительственных войск…

Что хочет Донбасс?

В новостных роликах украинских СМИ плачущие от счастья жители Донбасса обнимают солдат и национальных гвардейцев, горячо благодарят их за освобождение, угощают фруктами и минералкой, машут сине-желтыми флажками. Оптимистические картинки о войне, создающие уверенность в своей правоте и вселяющие надежду на её скорое победное завершение.

И это вовсе не постановочные спектакли. Люди в освобожденных городах действительно выходили приветствовать украинских солдат. Порой рискуя при этом жизнью — когда вдалеке еще слышались выстрелы и взрывы, а солдаты брали на прицел всех приближавшихся незнакомцев. Приходили с флагами, с цветами, с банками солений и бутылками газировки. Всё это было. Вот только встречающих было очень мало. Сотня-полторы людей на города со стотысячным населением. Слишком мало даже с учетом того, что часть населения выехала из зоны АТО от греха подальше.

Но не спешите называть жителей этих городов «ватниками»! Ведь и поддержку сепаратистам они выказывали ненамного большую. На пророссийские митинги и акции в поддержку «Новороссии» приходило менее 1% населения. В ополчение записывалось и того меньше.

«А как же референдум?!» — спросите вы. Действительно, даже с учетом массовых подтасовок никем не контролируемого «подсчета» голосов стоит согласиться, что за ЛНР и ДНР проголосовали очень многие жители Донбасса. Однако в свете последующих событий ответ на вопрос, что именно стояло за их выбором, оказался неоднозначным.

Вот, к примеру, взять такой парадокс: два города-соседа, в 10 км друг от друга, но разделенные линией фронта. Но в городе, контролируемом сепаратистами, на референдуме 11 мая 2014 года поддержали ЛНР. А в городе, контролируемом правительственными силами, на выборах 25 мая большинство дружно проголосовало за Порошенко. Как же так? Незнакомцу, не знающему менталитет Донбасса, покажется, что в одном городе живут патриоты Украины, а в другом – «понаехавшие кацапы». Но на самом деле население в них совершенно одинаковое, их связывают родство, работа.

В чем же секрет? Он прост: не нужно подходить к этому региону с рулеткой патриотизма или меркой национального вопроса, так популярных в Киеве и Галичине. У востока Украины своя система ценностей – и национализм, будь он украинский или русский, там не популярны, это удел малочисленных маргиналов. Там актуальны иные вопросы: работа, безопасность, стабильность.

Так вот и на референдуме 11 мая, и на выборах 25 мая жители Донбасса голосовали практически за одно и то же: за прекращение войны, за восстановление гражданского порядка, за обуздание экономического кризиса, против риска социально-экономического краха, против угрозы прихода к власти радикальных националистов. А уж кто бы им в этом помог — Путин или Порошенко — было не столь существенным. Думается, что если бы Донбассу в целом дали возможность участвовать в обоих волеизъявлениях, то он бы сначала большинством голосов поддержал «Новороссию», а потом таким же большинством проголосовал за украинского президента Порошенко. Но такой политический курьез не устраивал ни сепаратистов, ни Киев – и они на своих подконтрольных частях Донбасса усердно препятствовали проведению «вражеского» голосования, срывая его…

Таким образом, если бы Донбасс был бы проукраинским регионом, то никакой ЛНР и ДНР никто бы не провозгласил: местные жители просто сами бы прогнали сепаратистов. Но если бы Донбасс поддерживал сепаратистов, то сейчас в их рядах были бы десятки тысяч суровых мужиков, и правительственные войска до сих пор бы топтались в нерешительности на границе Днепропетровской области.

Но Донбасс оказался не за тех и не за этих. Он сам за себя и внимательно присматривается к происходящему. Донбассу не понравился Евромайдан и февральская революция, он весьма отрицательно отнесся к узурпации власти кликой БЮТ – и это вполне понятно. Однако и сепаратисты со временем начали раздражать жителей Донбасса, особенно после того, как занятые ими города начали подвергаться артиллерийским ударам правительственных войск. Вот почему их уход воспринимали с облегчением и надеждой на то, что теперь всё плохое осталось позади. Однако надежды эти, похоже, не оправдались.

«При румынах было лучше…»

Старожилы украинской столицы, наверное, еще могут вспомнить то далекое время, когда однажды не вышел на линию киевский трамвай, а также перестало работать многое другое. Это была осень 1943 года, когда Красная армия освободила Киев от фашистских захватчиков. Правда, во время этого освобождения полгорода разнесли в щебенку, в том числе советскими бомбами и снарядами. Восстановление заняло немало времени, однако разрушены были не только здания и инфраструктура, но и экономика.

Последнее хорошо на себе прочувствовали жители Одессы, где в 1941-43 годах оккупационные власти не только устроили репрессии, но и реанимировали НЭП. В городе открылись сотни частных магазинчиков, булочных, ресторанов, ателье, мастерских, работали театры и клубы. Неудивительно, что потом еще долгие годы одесситы, стоя в очереди у советского гастронома, сердито бурчали «при румынах было лучше…».

Похожая ситуация складывается сейчас в освобождаемых городах Донбасса. Дело в том, что до начала активной фазы АТО единственной проблемой, которая взвалилась на голову местного населения, были боевики и подстраивающиеся под «ополченцев» бандиты. От первых страдали, в основном, проукраинские активисты (немногочисленные, но всё же), которые боялись угодить в подвалы «министерства безопасности» сепаратистов. Вторые занимались банальным грабежом – не сказать, что в больших масштабах, но все же случаи насильственной экспроприации автомобилей и ограблений магазинов были довольно громкими, чтобы вызвать озабоченность у граждан и особенно бизнесменов.

А вот из экономических проблем самой серьезной была, пожалуй, война сепаратистов с банком «Приват». После нескольких ограблений и поджогов его офисов, банк частично свернул свою работу на территории «Новороссии» — и у владельцев его карт возникли проблемы с получением наличных, а вкладчики серьезно забеспокоились.

Однако в остальном жизнь текла своим чередом: люди ходили на работу, ездили на дачу, готовились к летним отпускам и раздумывали, стоит ли теперь ехать в Крым? О «новой власти» напоминали лишь нелепые баррикады возле горсоветов, блокпосты на выездах из городов и отсутствие украинских телеканалов в кабельной сети.

Всё изменилось с первыми залпами осадной канонады. Сначала в Славянск, а затем постепенно и в другие города пришла война, отношение к которой у подавляющего большинства местного населения формулировалась в сердитой реплике «идите к черту за город и воюйте друг с другом в поле!». На правительственные войска злились за то, что они подвергают обстрелам города, на сепаратистов – что своим присутствием в этих городах они дают повод их бомбардировать. Взаимные обвинения воюющих сторон в том, что это, мол, не мы, а противник специально обстреливает жилые кварталы, лишь усиливали раздражение. И то верно: вместо того, чтобы признать, извиниться и пояснить вполне объективные причины «дружественного огня», и сепаратисты, и ВСУ лишь пытались отмазаться и нелепо врали.

Но на этом проблемы освобожденных не заканчивались. Вот еще пример: еще два стоящие рядом города Донбасса, разделенные Северским Донцом – Северодонецк и Лисичанск. Из первого казаки и ополченцы ушли почти без сопротивления, видимо, прислушавшись к настоятельным просьбам горожан не превращать Северодонецк во второй Славянск. А вот в Лисичанске группировка Мозгового решила «дать бой». Дала – просто подставив город под удар украинской артиллерии. Обстрел длился несколько дней, канонада грохотала круглые сутки, при этом особенно выделялись звуки РСЗО (то ли «Град», то ли «Ураган»), напоминающие работу циклопического отбойного молотка. Над городом стоял дым, люди ночью в панике бежали к реке и переплывали её, спасаясь в Северодонецке.

А в это время в освобожденном Северодонецке началась иная война – экономическая и инфраструктурная. Поскольку в ходе боевых действий в области были повреждены мосты, дороги, ЛЭП и подстанции, оптико-волоконные магистрали, то это просто остановило всю жизнь. Представьте себе: вообще не работает мобильная связь, лишь несколько часов в сутки работает интернет, по кабельному ТВ теперь только три украинских канала, не работают банкоматы, не работают терминалы для карточек в магазинах.

К тому же магазины стремительно опустели ввиду отсутствия подвоза товаров. Представьте себе супермаркет, в котором вообще нет молочной продукции, колбасных изделий, минеральной воды и ситро, из пива осталось только дорогущее импортное, где нет даже селедки! Впечатление, словно попал в советский гастроном 1990-го года. Впрочем, селедка в советских гастрономах была всегда.

Но это еще полбеды, поскольку освобождение региона от сепаратистов ознаменовалось началом проблем с электричеством. Оно отключалось то на пару часов, то на всю ночь, а то и на сутки. Останавливался городской электротранспорт, закрывались офисы. Иногда при этом исчезала и вода в кранах, и тем, кто предусмотрительно её не запас, оставалось только сосать лапу. В магазинах, напомним, воды уже не было, да и не у всех горожан оставалась наличка, чтобы расплатиться за покупку…

«Так ведь война идет, терпите!» — скажут ура-патриоты, уютно устроившиеся на диване в своих киевских квартирах. Но в том-то и парадокс, что никакой войны в доброй половине освобожденных городов «Новороссии» практически не было, сепаратисты сами ушли оттуда без боя. Но вместо начала спокойной мирной жизни их население начало проваливаться в экономическую разруху. Понятно, что специально ее никто не устраивал, так получилось. Но попробуйте объяснить это людям, которые в отчаянии стоят перед магазином со ставшей бесполезной банковской карточкой. Тем, кто уже вторую неделю не может дозвониться своим родными близким. Тем, кто из-за перебоев с электричеством, связью, грузоперевозками уже начали терять бизнес и работу.

В «халепу» попали даже жители северо-западных регионов Донбасса, в которых изначально не было никаких сепаратистов и изначально «квартировались» правительственные войска. Теперь тамошних мужиков начинают рекрутировать в армию, отрывая от работы, от семей, отправляя на войну, которая, по заверениям киевских властей, уже близится к победному окончанию. Но они не хотят воевать, как и 99% остальных жителей Донбасса! За то и голосовали в мае.

В итоге у населения Донбасса, пережившего АТО на своей шкуре, сформировалось негативное отношение к обеим сторонам конфликта. К сепаратистам: натворили – и сбежали! К правительственным силам: пришли – и устроили!

Охота на ведьм

Глядя на всю эту разруху, сразу хочется спросить: а чем занимаются местные власти Донбасса? Те самые законно избранные мэры, председатели поселковых советов, депутаты областных и городских советов, которые благополучно пережили Евромайдан и свержение Януковича, пересидели «иго» сепаратистов, а сейчас караваями встречают командиров АТО.

О, теперь они слишком заняты! Но вовсе не восстановлением мостов и вышек связи. Сейчас местные власти Донбасса изо всех сил стараются удержаться в своих креслах, а заодно пользуются ситуацией и сводят друг с другом старые счета. А потому подобострастно пресмыкаются перед уполномоченными из Киева и усердно сдают им «местных сепаратистов». Можно только догадываться, как они формировали эти списки!

Но не всем удается смыть свои грехи чужой кровью. Кое-где домой из Киева вернулись активисты местной оппозиции (партий «Батькивщина», УДАР, «Рух» и т.п.), весной бежавшие в вынужденную эмиграцию. Прежде они были никем, городскими скандалистами, на которых насмешливо смотрели местные «элиты» (преимущественно состоявшие в Партии Регионов). Теперь же, заручившись покровительством киевской власти, они стали большими людьми и выдвигают ультиматумы своим давним недругам.

Словом, понеслась волна больших разборок в гадюшниках, которыми давно стали местные органы власти, и не только Донбасса. Что отнюдь не способствует ни восстановлению экономики, ни установлению гражданского мира. Впрочем, некоторым тамошним «племенным вождям» это и не нужно. Чем дольше продлится в их регионе период разрухи, тем больше местные жители будут винить во всем Киев. Играя на этом, донбасская «элита» может попытаться удержаться у власти…

Однако не все обвинения в адрес «освободителей» являются голословными. Есть и факты, свидетельствующие о том, что некоторые бойцы АТО, похоже, пришли на Донбасс не защищать его население от боевиков-сепаратистов, а карать его за инакомыслие. По-иному эти вопиющие случаи расправ и не назвать. И особенную неприязнь такие «защитники отчества» почему-то испытывают к православным священникам, с ненавистью называя их «московскими попами» и агентами сепаратистов.

Помимо упомянутого в самом начале протоиерея Евгения Подгорного из Амвросиевки, под раздачу освободителей попали и другие священники УПЦ МП. Так, к настоятелю Свято-Александро-Невского храма в поселке Красноармейское наведались вооруженные неизвестные, на автомобиле с эмблемой батальона «Днепр». Они оскорбляли его, спрашивали, сколько денег он «отправляет в Москву», и требовали от него договор на дарение храма. Зачем этим людям понадобился храм, можно только догадываться: возможно, они хотели передать его более «правильной», на их взгляд, церкви.

В подобную ситуацию попал настоятель Свято-Михайловского храма города Красноармейска протоиерей Александр Кондратюк, на которого «наехал» всё тот же батальон «Донбасс». Похоже, что это подразделение, не сумевшее отличиться на фронте в войне с боевиками, теперь наверстывает упущенное, «зачищая» мирных жителей.

В передряге оказался и скромный священник Свято-Христо-Рождественского храма города Северодонецка отец Сергий, ехавший домой на велосипеде. Украинские военнослужащие (солдаты или Нацгвардия – он так и не понял) догнали его на внедорожнике, ударом сбили на землю и в наручниках привезли на блокпост, где он пролежал на земле добрых три часа в ожидании допроса…

Возникает вопрос: зачем? Ну, ладно, про извечную неприязнь украинских национал-патриотов к «московской церкви», как они называют УПЦ МП, известно давно. То, что они решили воспользоваться ситуацией, тоже понятно. Говорить этим идейным наследникам Банденры и Шухевича о моральной недопустимости подобного насилия бесполезно – они, небось, ещё и думают, что делают «святое дело». Однако у этих людей должен быть разум, должна быть логика! И она должна подсказывать им, что совершать подобные поступки политически неразумно!

Можно арестовать местную власть, ободрать до нитки местную «элиту», а местное население при этом лишь позлорадствует, что «богатые тоже плачут». Поскольку, как известно, широкие слои простолюдинов не слишком печалятся о судьбе политиков, чиновников и буржуев. Однако священники – другое дело. Уровень доверия населения к церкви на порядок выше, чем к власти, а уж прихожане верят своим батюшкам безоговорочно. И если кто-то их батюшку обидит, тем более вот так зазря, чисто из политических мотивов, то в лучшем случае он больше не сможет рассчитывать на поддержку местного населения.

Это понимали монголо-татары, это понимали немецкие фашисты и все прочие агрессоры и оккупанты. Но почему-то не хотят понимать собственные революционеры. Сегодня украинские националисты, записавшиеся в добровольческие батальоны, чтобы «бить москалей» (а не защищать народ), совершают ту же самую ошибку, что и большевики сто лет назад.

Тихий Дон

Октябрь 1917 года был богат на смуты и военные перевороты. Не успели большевики свергнуть Временное правительство и объявить Советы единственной властью в стране, как на Петроград двинулся корпус Краснова, а на Дону объявил военное положение Каледин. Короткая история образовавшейся тогда республики Войска Донского была очень похожа на историю современного Донбасса, юго-восточная часть которого тогда входила в состав ОВД.

Сначала Дон пытался поддержать «живого и легитимного» Керенского, который вскоре сбежал. Затем объявил себя автономной республикой, а большевиков – незаконными узурпаторами (хунтой). Ожидая скорого прихода красногвардейцев и революционных матросов («правосеков» того времени) на Дон, станичники начали созвать ополчение и строить на дорогах заставы и укрепления (блокпосты). Впрочем, ополченцев набралось немного, лишь несколько сотен. В период первого или, как его называли, Калединского мятежа на Дону, казаки весьма неохотно участвовали в этих событиях.

«Идеи большевизма нашли приверженцев среди широких масс казаков, убежденных в том, что большевизм направлен только против богатых классов», — писал тогда генерал Алексеев.

Поэтому когда большевики начали свою АТО и направили на Дон войска, им противостояли не столько казаки, сколько отряды Добровольческой армии Корнилова, в которую стекались идейные борцы со всего юга России. Неправда ли, очень напоминает состав нынешнего «ополчения Новороссии», в котором местных добровольцев меньше, чем «военных туристов» из России!

И вот когда после трех месяцев боев Корнилов решил отвести остатки своей Доброармии на Кубань (отступления Гиркина-Стрелкова), на защите Донской республике остались всего 147 казаков. Не выдержав такого позора, атаман Каледин застрелился. Так закончился первый донской мятеж…

Однако всё только начиналось. Провозглашенная в феврале 1918-го Донская советская республика просуществовала только два месяца, и её руководство бежало гораздо раньше, чем до Ростова добрался германский оккупационный корпус. Дело в том, что, развязав репрессии против «белоказаков» и церкви, устроив экономическую катастрофу, советская власть быстро настроила против себя доселе тихий Дон. И он восстал второй раз, теперь уже всенародно.

Казаки больше не считали, что большевизм им не угрожает. И отсиживаться дома, считая, что это не их война, или что пусть за них воюют офицеры, тоже не стали. К концу 1918 года Донская армия насчитывала уже почти 50 тысяч бойцов и следующие два года была важнейшей составляющей «белогвардейских» войск на Юге…

Хотя в 1920 году большевики все же победили, а потом еще долго терзали Дон то «расказачиванием», то раскулачиванием, это был не конец гражданской войны. Она продолжилась в 1942 году, когда к Дону вышли немецкие войска. И донские казаки (как и кубанские), долго вынашивавшие свою месть, восстали в третий раз, присоединившись к гитлеровским войскам в составе 1-й Казачьей дивизии (с февраля 1945 переформирована в 15-й кавалерийский корпус СС).

Дон снова проиграл, а после тех трех мятежей от его коренного населения, потомственных казаков, остались лишь одни воспоминания и старинные фотографии. Нынешнее донское казачество лишь носит это название, представляя собой ряженых клоунов, не имеющих никакого авторитета у своих соотечественников…

Второе восстание Моторолы

У каждой войны есть своя стратегия, в том числе и у гражданской. Важно выбрать правильную, от этого зависит не только, как быстро будет повержен враг, но и сможет ли он подняться вновь. В отношении Дона большевики всякий раз выбирали стратегию тотального бичевания кнутом, но это лишь вызывало новые восстания. Правда, однажды там бунтовать стало просто некому, всех потенциальных смутьянов извели под корень.

Наверное, украинские национал-патриоты хотели бы так поступить и с Донбассом. Во всяком случае, именно их стараниями этот конфликт, начавшийся как борьба с сепаратистами за сохранение целостности Украины, начал перерастать в борьбу с Донбассом в целом. И не только с Донбассом.

Стараниями националистов из фракции «Свободы» в украинском парламенте была растоптана демократия и законность. Сначала банда «депутатов-патриотов», применяя грубую силу, начала лишать своих коллег из других фракций слова, затем вовсе выбрасывать их из здания парламента. Затем они инициировали ликвидацию фракции КПУ на основе обвинений в «антигосударственной деятельности». Наверняка бы националисты с радостью ликвидировали и фракцию ПР, однако эта фракция ещё нужна власти – чтобы голосовать так, как угодно Банковой.

Зато незаконного разгрома КПУ украинский Гарант Конституции не только не осуждает, но и гордится этим! Что вызывает большие сомнения в том, а за того ли кандидата проголосовали в первом туре большинство украинцев? Ну, хорошо, не нравятся кому-то коммунисты, возможно, даже некоторые из них и поддерживали сепаратистов – так поступите с ними по закону! Заведите дело, лишите неприкосновенности, отдайте под суд! Но разве в законе написано, что народных депутатов можно вышвыривать из парламента, а их фракции упразднять?

Отстранение Януковича от власти парламентом еще хоть как-то соответствовало законодательству. Тогда «революционеры» еще старались соблюсти видимость демократии и права. Теперь они наплевали на права и законы, поскольку впали в патриотическую эйфорию «священной войны» и решили, что, произнося волшебную фразу «ради интересов Украины!», они могут творить любой беспредел.

По сути, в Киеве сложился симбиоз «проевропейской» олигархии и национал-патриотов. В то время, как первые успешно делят между собой власть и деньги, последние обеспечивают им идеологическое и политическое прикрытие, но и в свою очередь надеются, что олигархия поможет им, наконец, «украинизировать Украину» по самый Луганск. Причем под «украинизацией» тут нужно понимать тотальную чистку и перестройку страны и общества по канонам интегрального национализма Бандеры. Интересно, что это уже второй поход украинских националистов на Восток: первый они совершали в 1941-м, в обозе немецкой армии. Теперь вот они пошли на Донбасс в обозе АТО, собираясь зачищать города не только от сепаратистов, но и от инакомыслящих вообще.

Это была фатальная ошибка власти. Да, весной, когда ни армия, ни другие силовые ведомства не хотели по приказу «клики БЮТ» идти воевать на Донбасс, помощь национал-патриотов была неоценима: они встали первым и единственным тогда барьером на пути расползающегося сепаратизма. Однако потом их следовало отвести назад и утихомирить, да и вообще держать националистов подальше от такого конфликта. Это позволило бы удержать его в рамках «государство — сепаратисты» и разрешить малой кровью в короткие сроки.

Вместо этого мы сейчас имеем: коряво проводимая АТО с разрушениями и жертвами среди мирного населения, за которые никто не хочет даже извиниться, экономические и инфраструктурные проблемы в освобожденных городах, крайне непопулярная мобилизация, возмутительные случаи бесчинств и расправ освободителей над освобожденными. А в Киеве тем временем распоясавшаяся ВО «Свобода» продолжает искать в парламенте агентов ФСБ, пытаясь превратить этот всенародный представительский орган демократии в какой-то фашистский рейхстаг, тем самым лишая Донбасс своего голоса во всеукраинском парламенте. Мол, становитесь раком и не базикайте!

Последствия этого могут быть самые печальные: в виде реванша сепаратистов, возвращения Моторолы, Бабая и прочих «знаменитостей». Почву для их возвращения готовит сама украинская власть – своей бездарной политикой, отданной на откуп безумным радикалам. Только уже теперь в ряды ополченцев могут влиться гораздо больше жителей Донбасса. Из числа потерявших работу, потерявших жилье, потерявших под обстрелом родных и близких, потерявших веру в возможность наведения порядка и восстановления экономики под руководством Киева. Зато они приобретут веру в том, что «хунта» хочет всех их истребить под корень. И глядя на синяки своих батюшек, которыми их наградили «нацгады», поверят во всё, что наплетут им сепаратистские пропагандисты.

Впрочем, а будут ли они тогда сепаратистами? Вспомним историю: если зимой 1917-18 гг. донские казаки сражались чисто за автономию своей республики, то затем Донская армия выступила уже за освобождение от большевиков всей России. Точно так же сепаратисты Донбасса могут трансформироваться в силу, которая пойдет на реванш под лозунгом очищения всей Украины от националистов. И уже будут не оборонять Торез, а наступать на Киев.

Кто победит в конечном итоге, будет уже неважно. Потому что такая война принесет украинцам такие разрушения и жертвы, что они будут с ностальгией вспоминать не то что «антинародный режим» Януковича, но и нищие времена Кучмы…

Виктор Дяченко, Новости Украины — From-UA

 

Читайте аналитические материалы, обзоры и последние новости нефтегазовой индустрии на сегодня, 09 Декабря, в нашей ленте и в наших группах в социальных сетях: Facebook, Одноклассники, ВКонтакте и Twitter

Рубрики: Новости, Политика | Темы: , ,

О чём говорят в интернете